Полуночное обращение. Отвечаем ли мы за то, что пишем?